Тайный смысл астрологии был живым во времена античности, о чем свидетельствуют дошедшие до нас тексты и археологические находки, и  для того, чтобы приступить к нашему сюжету, необходимо вернуться в древность.

Интуитивная наука древних была по-настоящему синтетической и основывалась на других принципах, не таких, как наша. Но нигде - по крайней мере, в том, что мы знаем –  не приводится ее характеристик, и ни разу еще не были проанализированы глубокие разногласия, существующие между познаниями современности и знанием древних.  Попытаемся дать здесь общий обзор этой науки древности, по крайней мере, в астрологической сфере.

Это нетрудно, если, сравнивая литературу различных веков, отдавать себе отчет в постепенном и постоянном изменении человеческого сознания и мышления. Все средневековые рукописи кажутся  нам чересчур сложными для того, чтобы быть понятными, но не потому, что они написаны слишком темно -  менталитет человека меняется, и наше сознание уже не является таким, как было, скажем, в XIII-м столетии. Комментаторы Средневековья были столь же понятны своим современникам, как Бергсон(Bergson) или Метерлинк (Maeterlinck)  понятны нам. Но поскольку наше сознание, наш способ понимания безостановочно изменяются, мы можем не сомневаться, что через два или три века любой современный нам автор станет сложным для понимания. Наш образ мышления не  таков, каким был пять веков назад, и если мы действительно хотим понять древнюю науку  в целом и астрологию в частности, то должны стать выше его.

Человеческая эволюция в течение последних двух тысячелетий развивалась, главным образом, в индивидуальном смысле. Каждый из нас видит сегодня мир собственными глазами и с личной точки зрения, и, вполне вероятно, среди нас невозможно отыскать двух людей, имеющих одинаковое мнение по всем вопросам. В древности же индивидуализм был ничтожен, а коллективная мысль господствовала над мыслью индивидуальной.

Древность была столь же коллективистской, как современный мир - индивидуалистичен. Это объясняет, почему в те времена  астрология коллективная, мировая была гораздо более развитой, чем астрология гороскопическая (натальная), которую мы практикуем в наши дни в ущерб её мировой составляющей.

Коллективная мысль была, главным образом, эмоционального порядка, основывалась на чем-то вроде чувства, интуитивного понимания, которые не находились тогда в нынешних переделах. Когда наш современник  хочет сказать о самом себе и о других, он говорит: 'Мир и я'; в древности эта граница не была еще столь четко очерченной. Сегодня разве что так называемый примитивный человек, чье мышление еще может быть сопоставимо с древним образом мысли, скажет вам: 'Я - такого-то  рода и племени', как бы присоединяясь к некоему коллективу; большинство же из нас предпочитает себя такому коллективу противополагать.

Это коллективное начало - прежде всего, чувство солидарности (единомыслия),  господствующее надо всей древней мыслью. Для такой точки зрения характерно, к примеру,  понятие первородного греха. Оно абсолютно чуждо современному мышлению, но являлось частью всех древних религий, начиная с буддизма и заканчивая культом Митры, и было для них безоговорочной истиной. Для наших современников мир проявляется как механическая планировка атомов и различных частей,  а для древних он был сугубо однородным ЕДИНСТВОМ, состоящим из  взаимозависимых деталей.

Возвращаясь к астрологии, можно сказать, что для нас звезды проявляются как далекие инородные  тела, излучающие вибрации, которым  мы подвергаемся против нашего желания. Для древних же планеты были живыми силами, являющимися частью человека и живущими  в его подсознании - их пульсации они испытывали в своем теле, в своем внутреннем бытии так же, как мы чувствуем, например, биение сердца и движение крови по венам.

Такое понимание (sentiment) астрологии преодолело границы античного мира.  Мы находим его еще у нескольких мистиков прошлых веков. Гиштель (Gichtel), например, видит в планетах демонов,  заставляющих нас предаваться всем смертным грехам и воздействующих на наши внутренние характерные черты. Катрин Эммерих (Catherine Emmerich) воспринимает планеты  одновременно как внешние и внутренние формы.

Когда речь идет о подобном понимании астрального влияния, астрология больше не является наукой абстрактных космических вибраций, какой она кажется современности, и становится  самой высокой гуманитарной дисциплиной - наукой души и всего в ней сущего.

При изучении древней астрологии это чувство универсальной солидарности, взаимозависимости части и целого, космической гармонии не должно утрачиваться никогда. Оно представляло собой  самую суть принципов астрологической науки древних, но поскольку такого чувства у нас больше не существует, эти принципы, по-видимому, нами утеряны - по крайней мере, частично.

Вот один пример:

Отдельные черты этих принципов и этого чувства обнаруживаются в еще встречающихся суевериях. Особенно многочисленными были они в средние века, когда в любом нестандартном или необычном явлении практически всегда и везде видели знак какого-нибудь бедствия. И достаточно без предубеждения прочесть любую средневековую хронику, чтобы отметить, что перед каждой, скажем, эпидемией чумы население чувствовало тревогу и беспокойство, сразу вспоминая  телят с двумя головами, трехруких младенцев, детей-собак и т. д.

Рождение чудовищ предполагало, в их понимании,  аномальность неба. А поскольку людское сообщество постоянно подвергается текущему влиянию небес, это аномальное состояние провоцирует появление чудовищ, чреватое неприятными последствиями для жизни этого  коллектива. Несмотря на всю нелепость, это суеверие, как, впрочем, и многие другие, имеет реальное обоснование.

Прежде мироздание ощущалось как единая общность, как живущий организм с клетками-существами. Нарушение равновесия на небе  неизбежно оборачивалось нарушением равновесия земного. Затмения всегда представлялись знаками несчастий, поскольку они ломали нормальные взаимоотношения между Солнцем и Землей.

Ощущение внутренних планетарных сил было прежде столь значимым, что они рассматривались в качестве подлинных создателей народов и цивилизаций. У всех древних народов историческому периоду непременно предшествовала легендарная эпоха божественных династий.  Наиболее известные в этом смысле примеры - Египет, Халдея и Древний Китай. И везде царствующие божества были олицетворением планетарных сил. Вот, скажем, легендарный период китайской истории.

Древняя хроника,  установившая традиционную историю Поднебесной империи, ставит у истоков  китайской цивилизации пятерых императоров, которые являются ничем иным, как пятью планетами - Меркурием, Венерой, Марсом, Юпитером и Сатурном. В древнем Китае Солнце и Луна занимали отдельное место, символизирующее полярности  Ян и Инь, что объясняет причину, по которой они не включены в число космических сил,  руководящих китайской цивилизацией. Даже официальные историки - такие, например, как Марсель Гране (Marcel Granet), автор 'Китайской цивилизации' (La Civilisation chinoise), сдаются, соглашаясь считать этих правителей олицетворениями планетарных сил.

Заметим, что в приписываемом  Конфуцию труде 'Шу-цзин' (Chou-King) не упоминаются только двое последних из этой пятерки - Яо (Yoa) и Шунь (Chouen). Возможно, эти имена принадлежали тем историческим персонажам, дух которых  прежде воплощал  планетарные принципы для последующих поколений. Древние народы не очень беспокоились, устанавливая для своей истории точную  хронологию, рассматриваемую с точки зрения не исторической, а символической и духовной.

Первый из этих императоров – Хуан-Ди (Houang-Ti) - возглавлял в Китае 'золотой век', играя роль, приписываемую  греками и  римлянами Сатурну. В китайской истории мы обнаруживаем всё, что символизируется этой планетой. Хуан-Ди был высоким, худым, бледным,  его никогда до конца не покидали заботы - то есть он имел чисто сатурнианский вид. Хроники утверждают, что он торжественно открывал литейные цеха и покровительствовал горнорудному делу – другими словами, функционировал в сферах, которые, как известно, управляются этой планетой.

Второй император – Джуан-Сюй (Tchouan-Hiu) - связан главным образом с символическим деревом Plan-mou; между тем, этим деревом в дальневосточной теории пяти элементов управляет именно Юпитер.

Если третий элемент – Гао-Синь (Kao-Sin) – это  Марс, то четвертый - Яо (Yao) - даровал людям гражданские добродетели и применил к небу науку чисел, что позволяет идентифицировать его с Меркурием, планетой математики и прочих наук. Согласно хроникам, Яо просил Хэ и Хо 'соблюдать со вниманием небесные законы (Auguste Ciel), применять закон чисел к Солнцу, к Луне и к созвездиям'.

Наконец, пятый правитель - Шунь (Chouen) - научил людей изготавливать глиняные вазы и  преподавал им искусство украшения, а это, несомненно, доказывает, что он олицетворял Венеру.

Отметим, что иногда в истории Китая  впереди  эпохи Пяти императоров ставят век Трех властителей. Два этих временных периода смешиваются, соединяются, и можно предположить, что в этих властителях, осуществлявших свое господство до божественных династий, отражены три последовательных созвездия, которые пересекала  точка весеннего равноденствия.

Этими Тремя властителями являются  Фуси (Fou - hi), Нюйва (Niu-Koua) и  Шэнь-нун (Chen-nong); Фуси и Нюйва, будучи братом и сестрой, представляли первую божественную супружескую пару, соответствующую созвездию Близнецов, Кроме того, что, согласно легенде, они изобрели обряды бракосочетания и подарочную церемонию, эта пара также породила Чи Ю (Tchou-jong) и Шэнь-нун. В китайском символизме Фуси и его сестра  чаще всего изображаются  с телом змеи и человеческой головой; иногда они представляются в виде двух сплетенных змей, подобных змеям из Кадуцея Меркурия - греческой эмблемы Близнецов. Почти такую же пару можно найти и  в Древнем Египте.

Шэнь-нун (Chen-nong) - властитель с головой Быка,  изготовил плуг и преподавал правила сельского хозяйства, что делает его олицетворением созвездия Тельца, которое пересекала точка весеннего равноденствия между 4000 и 2000 годами до н. э. ,И, наконец, Чи Ю (Tchou-jong) – он располагает всеми характеристиками Овна.

Далее мы приведем и другие примеры того, что можно назвать астрологическим регулированием (arrangement astrologique) в древней истории. Говоря об Эзотеризме астрологии, невозможно обойти вниманием этот особенный аспект.

Приведенный пример персонификации космических сил ясно демонстрирует, до какой степени эти силы были привычными для древних, хотя нам они кажутся совершенно чуждыми.  Мироздание и его обитатели представлялись им  единством, все части которого взаимосвязаны. Легко понять, что для людей с подобным сознанием астрология не может быть такой же, как и  для нас.

Во всех древних цивилизациях те или иные атмосферные явления (феномены) составляли часть астрологии. Цвет неба, видимость звезд, погода и климат – все принималось во внимание при астрологических занятиях. Даже в наши дни китайские астрологи утверждают, что ребенок, родившийся в воде, не может получить ту же космическую обстановку и, следовательно, иметь ту же судьбу, что и  ребенок, рожденный в одно мгновение с ним, но на земле.

Нельзя не признать, что древние имели полное право включать атмосферные явления в астрологию. Убедиться в этом позволит один пример.

Луна - светило воображения, мечтательности и интуиции. Давайте представим ребенка, родившегося ясной безоблачной ночью; его  воображение и интуиция будут столь же глубоки, как ночное небо. А теперь рассмотрим рождение в тумане, вставшем непроницаемой завесой между лунным светом и нами; воображение новорожденного будет затемнено, а его деформированная интуиция будет характеризоваться неотчетливыми порывами эмоциональной природы, подобными растекающимся в воздухе клочкам тумана.

Восточные астрологи, сохранившие еще в памяти некоторые аспекты древней астрологии, обязательно принимают во внимание атмосферные условия, которыми сопровождалось рождение человека.

Жорж Сулье де Моран (Georges Soulié de Morant), автор очень известных книг о Китае, приводит факт, подтверждающий божественное значение атмосферных явлений:

... 'Я всегда буду помнить событие, случившееся в 1908 году, когда новый императорский наместник провинций Юньнань и Гуйчжоу прибыл ко мне на прием в Генеральное  консульство  в Юньнань-фу. Я спускался по степеням парадного зала навстречу гостю, который приближался в окружении министров, и вдруг, подняв глаза, увидел в прозрачном небе великолепное и редчайшее зрелище учетверенного паргелия (quadruple parhélie): вокруг настоящего солнца сверкали еще четыре светила, каждое - на конце светящегося креста.

Ошеломленный, я замер на месте. Сообразив, наконец, что мое поведение может показаться невежливым, я поспешил по-восточному цветисто обратиться к наместнику: "Простите мое замешательство - я восхищался солнцами, которые умножаются, отмечая ваше прибытие'.

'Вся чиновная свита подняла тогда глаза, и я увидел, как они побледнели. А наместник сказал мне с достоинством:

- 'Я знаю, что вы в Европе объясняете это совершенно иначе. Для нас же такое явление никогда не остается без последствий и происходит не позже чем за год до крушения династии, или наводнения, уничтожающего много людей, или другого большого несчастья для народа'.

'Шесть месяцев спустя в один день умерли император и вдовствующая  императрица. По всей стране прокатились мятежи, предварившие провозглашение республики в 1911 году. Нового императора (Пу И), совсем  ребенка, смёл шквал (революции)'...

По сути, эти коротенькие заметки представляют собой беглый обзор древней астрологии.

Сегодняшняя астрология  располагает средствами, которые были абсолютно не известны древним, но чувство всеобщей мировой взаимосвязи сообщало им более широкие, более духовные и оккультные взгляды, ощущаемые во внутренних ритмах жизни. Мы, астрологи XX века,  занимаемся статистикой, изучаем влияние новых планет, обсуждаем различные системы  прогрессий, но утратили это подлинное синтетическое мировидение. Чтобы вновь обрести его, следует восстановить древнюю астрологию и вернуть ей прежний духовный взлёт.

Волгин Александр: Звёздные соответствия

Из книги 'Эзотеризм астрологии' Александра Волгина, которая готовится к печати издательством 'АКубенс'.